Интервью с Даниэлем Аграновым

0
1056

ОБЪЕДИНЯЯ ТРИ СТРАНЫ

Ольга Вайнер, журналист, собственный корреспондент газеты техасских соотечественников «Наш Техас» (www.ourtx.com), взяла интервью с заместителем Генерального консула Израиля в Хьюстоне Даниэлем Аграновым, нашим соотечественником, родившемся в Ленинграде. 

consul1

С заместителем Генерального консула Израиля в Хьюстоне Даниэлем Аграновым я познакомилась в прошлом году на мероприятии «Марш памяти жертв Катастрофы» и сразу прониклась симпатией к обаятельному молодому человеку, который оказался нашим соотечественником.

Даниэлю Агранову 37 лет. Он коренной ленинградец в третьем поколении. В Израиль переехал мальчишкой в 11 лет. «Родители были «больны Израилем», дома было много разговоров, и несмотря на то что отец был «отказником» в 60-70-е, я всегда знал, что в конце концов мы переедем в Израиль, — рассказывает консул. По приезде надо было осваивать язык. Иврит шёл немного тяжело, процесс изучения языка был долгим, но в результате успешным».

Большая часть жизни будущего дипломата прошла в Тель-Авиве, где до сих пор живут его родители. Даниэль Агранов закончил Hebrew University в Иерусалиме и получил степень бакалавра в области экономики и биологии и степень магистра в области финансов и маркетинга.

В 2007 году ему представилась возможность поступления на курсы дипломатов: «С выбором дипломатической работы в Израиле обстоит дело не так, как, скажем, в России или США, — рассказывает господин Агранов. — Учебных заведений для будущих дипломатов нет. Если у тебя есть степень бакалавра, ты можешь подать заявку на дипломатическую работу. Одна моя знакомая увидела объявление о приёме на дипломатические курсы в одной из израильских газет и предложила мне попробовать. Казалось, что попасть туда невозможно: очень престижный курс, конкурс был примерно 100 человек на место. Потом я понял, как мне повезло. На моём курсе было 35 человек, а подавало документы больше трёх тысяч.

Нужно было пройти множество психологических и интеллектуальных тестов. При выборе учитывались определённые личностные качества: общительность, знание языков, возможность адаптироваться, жить в различных условиях. Жизнь дипломата и особенно его семьи довольна трудна. Каждые 3-4 года нужно менять место жительства, адоптироваться к новой обстановке, менять круг общения, налаживать контакты. Для профессионального дипломата это часть работы: происходит смена декораций, работа А меняется на работу Б, но для его семьи это настоящее испытание: переезд на новое место, смена языка, новая еда. Для детей такая ситуация почти трагична: нужно рвать отношения с друзьями, с которыми были вместе 4 года».

Разговор о семье не случаен: консул Агранов и его супруга Нурит воспитывают трёх дочерей. «Моя жена родилась в Нью-Йорке и тоже переехала в Израиль, когда ей было 11 лет. Мы познакомились во время обучения в университете. Когда родились девочки, она говорила с ними на английском, а я на русском. Вокруг все говорили на иврите, так что была хорошая трёхъязычная атмосфера. Все три языка пригодились», — говорит консул.

На дипломатическую службу Агранов поступил в 2008 году. Первые 5 лет израильский МИД выбирает сам, куда посылать своих дипломатов. Агранов работал в Анголе и Казахстане. До приезда в Хьюстон он 3 года служил консулом Израиля в Санкт-Петербурге, где открылось первое консульство на постсоветском пространстве. «То, что я говорю по-русски, сыграло не последнюю роль в моём назначении в Санкт-Петеребург, — считает господин Агранов. — В России дипломату без русского языка очень тяжело, там ещё не все знают английский на достаточно высоком уровне. Открыть что-то новое без знания русского языка в России невозможно. Моя дочь (тогда ещё одна) ходила в детский сад, учила русский язык и хорошо на нём говорила. Жена тоже немного выучила русский.

Самое важное достижение за три года моей службы в Санкт-Петербурге заключается в том, что на Пискарёвском мемориальном кладбище была открыта памятная плита евреям- защитникам и жертвам блокадного Ленинграда. Прежде были установлены плиты в память людей других национальностей, а в память евреев – нет. Моя прабабушка погибла, обе бабушки пережили блокаду, поэтому установка этого памятника была для меня важна  не только как для дипломата, а как человека».

«Службу в Хьюстоне я выбрал сам. После России интересно было повидать Америку, благо была возможность и свободная вакансия. Как мне сказали в нашем МИДе: ты едешь не просто в  Америку, ты едешь в Техас. Это особое место в США, отличающееся от других штатов.

По сравнению с европейскими и российскими городами, мне тяжело назвать Хьюстон городом. Он, скорее, большая деревня, жители которой рассредоточены в пространстве. Меня немного удручает практически полное отсутствие общественного транспорта. И в Питере, и в Израиле всегда можно проехаться на метро и на автобусе, да и просто приятно прогуляться по улицам. Но это, наверное, единственный минус, который перекрывается множеством плюсов. Мне очень нравятся техасские люди. Даже моя жена, которая родилась в Нью-Йорке, замечает, насколько тёплые, открытые, приятные люди в Техасе. Сразу заметна большая любовь к Израилю, люди интересуются, демонстрируют чувство солидарности с нашей страной.

Мы, конечно, сразу окунулись в техасскую культуру, сходили на родео. Я купил себе ковбойскую шляпу и сапоги. А как же без этого?»

Даниэль Агранов считает, что в США интерес к Израилю и обстановке на Ближнем Востоке сегодня велик. Кроме мероприятий, устраиваемых консульством Израиля, он участвует во множестве других – читает лекции в местных церквах перед разными конфессиями, выступает в политических клубах и клубах деловых людей. Консульстово Израиля на юго-западе работает в пяти штатах: Техасе, Луизиане, Нью-Мексико, Оклахоме и Арканзасе. Так что консулу приходится много путешествовать с выступлениями не только в Хьюстоне и техасских городах, но и по всем этим штатам».

«У Израиля хорошие отношения и с Россией, и с США. Именно позитивные отношения между нашими странами позволили нам открыть Генеральное консульство в Петербурге. А в планах открыть в России ещё одно. Российские власти открыты к контактам с Израилем, у них хорошее отношение с еврейской общиной в РФ. Российские граждане могут ездить в Израиль без виз. В прошлом году количество туристов из Россиии почти сравнялось с количеством туристов из США, сейчас обе страны – главные туристские партнеры Израиля.

Что касается Америки, то она последние десятилетия является самой большой нашей поддержкой и в мире, и в Организации Объединённых Наций. Наши экономические связи только углубляются, поддержка Израиля очень сильна – и в правительстве, и в Конгрессе, и среди простых людей. У администраций наших стран, конечно, есть несогласия по некоторым вопросам, но это совершенно естественно, как в любой семье не все соглашаются друг с другом во всём».

Консул признался, что в свободное время ему хочется заниматься детьми: «Трое девочек – это не шутка! Приходишь домой и крутишься, как юла. Старшей, которой 6 лет, надо помогать готовить уроки (у меня впечатление, что в Америке родители должны заниматься с детьми больше, чем учителя). Я стараюсь говорить с детьми по-русски. Они, к счастью, хорошо понимают и немного говорят».

У консула Агранова обнаружилось занятное хобби: «Я люблю собирать грибы. Началось всё с России. Каждое лето я ездил с бабушкой в Литву на 3 месяца. (Только сейчас, сам будучи родителем, я понимаю, как много бабушка помогала моим родителям.) Это было живописное местечко около Вильнюса с речкой, двумя озёрами, чистейшим воздухом, грибами, ягодами — словом, кайф. Тогда-то я и стал заядлым грибником.

В Израиле я тоже собирал грибы – там есть маслята. Во время пребывания в Питере, я свозил свою семью в Литву – в те самые места, где мы отдыхали с бабушкой. В Хьюстоне нашёл у себя в саду «лисичку» и понял, что грибы в Хьюстоне есть. После чего купил книгу «Грибы Техаса» и нашёл  «Хьюстонское общество грибников». Они настоящие энтузиасты, собираются по выходным и идут по грибы большой толпой. Иногда очень редко и у меня получается к ним присоединиться. Проблема не только в нехватке времени, но и в том, что в Шабат я никуда не езжу. Но зато когда получается выехать, то вся семья бывает задействована в процесс собирания и чистки грибов».

«Я люблю читать политические обозрения – по работе и фантастику – для души. С газетой «Наш Техас» я познакомился в прошлом году и с удовольствием слежу за новостями русскоязычной общины», — сказал в заключение консул Агранов и выразил надежду на сотрудничество и с Русским культурным центром.

Беседовала Ольга Вайнер