Звездный вечер в джазовых ритмах

0
222

В недавно открытом концертном комплексе MATCH в Хьюстоне отгремели овации на концерте Игоря Бутмана и его Московского джаз-оркестра.

Один из величайших джазовых саксофонистов мира, Игорь Бутман когда-то начинал свою карьеру в ансамбле известного советского джазмена Давида Голощекина, потом играл в оркестре выдающегося музыканта Олега Лундстрема и лучшем джазовом коллективе СССР «Аллегро» Николая Левиновского. Кстати, Николай также принимал участие в хьюстонском концерте.

Окончив в Бостоне знаменитый Музыкальный колледж Беркли, Бутман работал в Нью-Йоркском оркестре Лайонела Хэмптона. Собственный Биг-бэнд Игоря Бутмана неоднократно выступал в Карнеги-Холле, Линкольн-Центре, джазовой мекке «Birdland» и на самых престижных концертных площадках мира. Ему апплодировали президент США Билл Клинтон и президент России Владимир Путин, Председатель КНР Цзян Цзэмин и даже самые капризные ценители джаза в Ronnie Scott’s Jazz Club в лондонском Сохо. 23 октября Игорь Бутман впервые приехал в Хьюстон.

Знаменитого музыканта представил зрителям Генеральный консул Российской Федерации в Хьюстоне Александр Захаров. С приветственным словом выступил горячий поклонник и друг музыканта князь Петр Голицын.

В эксклюзивном интервью газете «Наш Техас» Игорь Михайлович рассказал, что хотя многие считают профессию джазового музыканта самодостаточной – «взял инструмент и играй», однако сам он уверен в ином — «настоящие джазовые герои, которые сделали джаз музыкой академической и интересной, — это всегда оркестры». Они получили право играть в больших залах и именно благодаря Duke Ellington Orchestra или Benny Goodman Orchestra, джаз стали принимать всерьез.

Игорь Бутман: Играть вместе – сложнейшая задача, но это интереснее, чем играть малым ограниченным составом. Когда я открывал джаз-клуб в Москве, я хотел, чтобы в нем прижились традиции всемирно известных клубов Гринвич-Виллидж. А там все началось с того, что по понедельникам собирались вместе поиграть музыканты, свободные от бродвейских шоу. Они играли все, что хотели, и продолжают это делать сегодня. Так и мы — собираемся в понедельник и играем, экспериментируем, занимаемся аранжировками.

Н.Т. Когда мы знакомимся с музыкантами оркестра Игоря Бутмана, нам вспоминается строка из старой песни «Мой адрес – Советский Союз».

И.Б. Это точно. Контрабасист из Днепродзержинска, барабанщик из Севастополя, Александр Беренсон — мой старый друг из Петербурга. Саксофонисты – Украина и Волгоград, трубачи – Москва, Новосибирск и Нальчик…

Н.Т. В оркестре много молодежи.

И.Б. Когда мы заявили о себе как коллектив, утвердились и начали гастролировать по миру, стали осуществлять и поддержку молодых музыкантов. Сегодня в оркестре играет отличная молодежь — я приглашаю тех, кого знаю или кого рекомендуют ребята. Не могу сказать, что я открываю таланты. Они приходят ко мне и отдают часть своего таланта оркестру. Молодежь у нас амбициозная, энергичная, много знает и умеет. Некоторые со временем едут в Америку и пытаются делать тут традиционные джаз-карьеры. Возражаю ли я? Нет, как я могу возражать, я и сам когда-то уехал. Я справлюсь и без них, конечно, но мне всегда жаль, когда хороший начинающий музыкант торопится, когда он не готов к подобному шагу.

Н.Т. Вы уехали в Америку и вернулись в Россию.

И.Б. Конечно, никакой тоски по Петербургу или Москве у меня не было. Просто так сложились обстоятельства. Я познакомился с будущей женой, у нас родился ребенок, ей не дали визу, я ждал гражданство, 2 года пробыл в Москве, стал заниматься новыми проектами, втянулся. Мог ли бы я иметь подобный оркестр в Америке? Знаменитый пианист Чик Кориа много раз говорил, что мне надо работать вместе с Ником  Левиновским. Но были разные причины, которые все не позволяли этому состояться, в том числе финансовые. Надо было работать, как Ильф и Петров и братья Гонкуры – «Жюль стережет рукопись, а Эдмонд бегает по редакциям её продает». Если бы мы смогли, мы так и поступили бы и у нас был бы оркестр в Америке. Но не смогли.

А в России начались фестивали, концерты, пошли гастроли, в том числе и в Америку. Американцы к нам всегда относились неплохо. (Для справки: пример «неплохого отношения» — в качестве признания американской общественности коллектив Бутмана был приглашен выступить с джаз-оркестром под управлением выдающегося Уинтона Марсалиса и многократно получал высочайшую оценку в американской прессе). В Нью-Йорке никто особенно не заметил, что я уехал. А сейчас тем более, я ведь всю дорогу туда приезжаю. В  2007 г. началось плодотворное сотрудничество с Николаем Левиновским. Мы работаем, сочиняем, аранжируем, часто гастролируем вместе. Сейчас речь уже не идет о выживании в сложном для джазового музыканта городе. Просто ездим и спокойно выступаем, даря радость людям и себе. А какой-то политической или человеческой необходимости переезжать у меня нет.

Н.Т. Каков сегодня, на ваш взгляд, уровень исполнительского джазового мастерства в России?

И.Б. Он высок. В моем оркестре, к примеру, все технически моего уровня. Есть ребята очень молодые, и даже они находятся совсем на ином уровне, чем исполнители в то советское время, когда я был в их возрасте. Я был такой один в СССР – молодой, по-хорошему нахальный и амбициозный. В 18 лет я уже попал к Голощекину. А сейчас таких много. Вот у меня в оркестре есть Антон Чекуров, к примеру. Я был один, а Антону в спину дышит десяток.

Н.Т. Многие считают, что джаз — это только Америка. Показательны 3 цитаты: «Достижения Америки, которые будут известны через 2000 лет, — конституция, бейсбол и джаз» (историк Джеральд Ерли), «Джаз — подарок Америки миру» (музыкант Ахмад Алладин),  «Настоящий джаз могут играть только чернокожие и евреи, поэтому Америка стала родиной джаза» (певец Рэй Чарльз). Как американцы воспринимают джаз из России?

И.Б. Нам в США легко, меня тут знают, у нас есть имя и репутация. И вообще, в  Америке к джазистам нет предвзятого отношения. Американцам все интересно. Им очень любопытно посмотреть, как русские играют джаз. Скорее, это в Европе предвзятое мнение — американцы играют традиционный джаз, а россиянам отведена маленькая ниша этакого полуавангардного андеграундового джаза… полутеатр, полуцирк с полуклоунами. Конечно, я говорю о малознающих. Если люди интересуются джазом, они более развиты, более образованны. У нас есть друзья в Швеции, Англии. Мы туда ездим, мы вообще любим гастроли. Гастроли музыканту нужны. Часто помогают спонсоры.

Вот и эта поездка в Хьюстон состоялась благодаря большой поддержке спонсоров: ТМК IPSCO, Invisa Logistic Services, Exxon/Mobil, LUKOIL International Upstream West Inc., Gazprom Marketing & Trading USA, Inc., MasterWord Services и Семена Кукиса. При их финансовой помощи и активном участии Александра Константиновича Захарова приезд всего коллектива удалось организовать всего за месяц.  При этом было необыкновенно легко работать как с коллективом MATCH, так и с администратором оркестра Маратом Гариповым и техническим директором Евгением Поцикайликом. Как хорошо, когда делом занимаются по-настоящему профессиональные люди!

Н.Т. Вы любите гастроли. Какие города в списке самых привлекательных?

И.Б. Люблю Москву, Петербург, Нью-Йорк и Ригу – и, как говорится, по жизни люблю, и в качестве гастрольных мест. Красивые города, живые. Всегда есть возможность что-то посмотреть дополнительно, какую-нибудь выставку современного искусства, к примеру.

***

Хочется надеяться, что на вопрос журналиста о любимых городах в следующий раз Игорь Бутман в этот список добавит и Хьюстон. Почему бы и нет? Ведь мероприятие понравилось всем – самим музыкантам, спонсорам, организаторам и, конечно, публике.

На концерте в Хьюстоне можно было увидеть и бывших россиян, и чернокожих, и белых американцев. Пара из Нового Орлеана, после концерта поинтересовалась у организаторов, имеется ли в продаже записи необычной аранжировки композиции Бенни Гудмена, которая прозвучала на концерте «короля свинга» в Карнеги-холле в Нью-Йорке (впервые за всю историю зала в нём зазвучала джазовая музыка) и была прекрасно исполненна во время хьюстонского концерта Московским джаз-оркестром. Джазисты — люди озорные, любящие похулиганить. Вот и в эту композицию музыканты Бутмана добавили аранжировки нескольких известных песен, среди которых были «народная» мелодия «бай мир бисту шейн» («В кейптаунском порту») и музыка из романтичного и дерзкого мультшлягера 70-х «Бременские музыканты». А, к примеру, на открытии нью-йоркского джазового сезона в Линкольн-Центре Бутманом и Марсалисом были исполнены не только оригинальные композиции и джазовые стандарты, но и аранжированные специально для двух звёздных оркестров «Полюшко-поле», «Вечер на Рейде» и музыка из мультфильма «Ну, погоди!».

К слову сказать, диски Игоря Бутмана расходились в тот вечер быстро, а после концерта маэстро не только подписал их, но и сфотографировался вместе со всеми желающими, поговорил с поклонниками и друзьями — старыми и новыми.

Н.Т. Самая неожиданная встреча этого года?

И.Б. Представляете, на концерте в Петербурге я встретил ребят, с которыми больше 40 лет назад играл вместе в хоккейной школе!

(Для справки: Игорь Бутман — заядлый хоккеист, любит эту игру с раннего детства, в юности даже был членом юношеской сборной хоккейного клуба «СКА Ленинград». Хоккей, по его словам, стоит в ряду пристрастий на втором месте, после джаза).

И.Б. Вот прилечу 25 октября в Москву, сниму свою новую потрясающую техасскую шляпу и ковбойские сапоги (кстати, надо до отъезда купить такие же приятелю- министру!) и сразу побегу играть в хоккей.

***

Конечно, много времени на хоккей у Бутмана не остается. Руководитель триумфально концертирующего по миру оркестра, он еще и арт-директор «Джаз-клуба Игоря Бутмана на Таганке» и «Джаз-клуба Игоря Бутмана на Полянке», продюсер международных фестивалей «Триумф Джаза» и «Акваджаз», владелец российско-американского джазового лейбла Butman Music, руководитель квартета, который представляет собой ритм-секцию Биг-бэнда. В содружестве с Ларисой Долиной Игорь Бутман создал проект «Карнавал джаза», а вместе с Аркадием Укупником является организатором ежегодного джазового фестиваля «World Jazz Festival» в Риге. По приглашению Ильи Авербуха музыкант участвовал в теле-проектах «Звезды на льду» и «Ледниковый период». Много лет он вел на телеканале «Культура» свою авторскую программу «Джазофрения».

Как он все успевает – понять невозможно. Но успевает. В 2015 г. в Париже в штаб-квартире ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) «За выдающиеся достижения в области культуры и искусства и огромный вклад в развитие международных культурных связей» Игорь Бутман был награжден престижной «Медалью пяти континентов».

Игорь Бутман не ограничивает себя рамками джазового «мэйнстрима» и любит создавать «кроссовер-проекты»: его Биг-бэнд гастролирует c американским пианистом Игорем Райхельсоном, лауреатом премии «Грэмми» альтистом Юрием Башметом и камерным ансамблем «Солисты Москвы». В Хьюстон Московский джазовый оркестр приехал с гениальным пианистом, импровизатором и певцом Олегом Аккуратовым. Слепой от рождения молодой виртуоз не зря является сенсацией музыкального мира – он пел на творческом вечере Эльдара Рязанова с Людмилой Гурченко, прочившей ему славу Рэя Чарльза, аккомпанировал выдающейся оперной певице Монсеррат Кабалье, концертировал с «ошеломительной шотландкой» Эвелин Гленни и английским дирижером Мартином Браббинсом. Олег – участник Всемирного сводного хора ЮНЕСКО, выступал в резиденции Папы Римского. В марте 2014 г именно его выступление завершало церемонию закрытия Паралимпийских Игр в Сочи.

Олег уже гастролировал в США, но в Хьюстон приехал впервые. Нашим зрителям по-настоящему повезло – за один вечер они смогли услышать самого Бутмана и его оркестр, легендарного создателя группы «Аллегро» великолепного пианиста, композитора и аранжировщика Ника Левиновского и уникальное молодое дарование — Олега Аккуратова. Его игру отличает необыкновенная эмоциональность. Вместе с маэстро джаза  и его музыкантами Олег исполнял песни на трех языках и играл с поразительной тонкостью оттенков — от Рахманинова до Эллы Фицджеральд, от «народной» ковбойской песни «Cotton-Eyed Joe» до военного хита Джимми Макхью «On a wing and a prayer» — того самого «Бомбардировщика» Утесова — «На честном слове и на одном крыле». Покоряя своим магнетизмом и высшей одухотворенностью, этот исполнитель провел своих слушателей через весь спектр сильных эмоций, от слез до радостного смеха (особенно, когда заменил слова популярной кубинской песни «Quizás, quizás, quizás» на «Техас, Техас, Техас»).

Эксклюзивное интервью с Олегом Аккуратовым читайте в следующем номере нашей газеты.

Звезды улетели. Но обещали вернуться…

Юлия Нильссон