Анна Нетребко впервые выступила с сольной программой в Нью-Йорке

0
130
Anna Netrebko Photo: Christoph RŸttger

Несмотря на то, что сцена одной из главных оперных площадок мира – нью-йоркской «Метрополитен-оперы» покорилась Анне Нетребко еще в 2002 году (тогда оперная певица дебютировала в Нью-Йорке в опере С. Прокофьева «Война и мир»), сольного концерта у Нетребко в Городе Большого Яблока никогда до этого не было. Среди причин – и расписанный на годы вперед гастрольный график прославленной оперной дивы, и осторожность руководства «Метрополитен-опера», дающего разрешение на сольные концерты лишь признанным публикой исполнителям.

Netrebko_20009_10_E_0089

О дате первого сольного концерта Анны Нетребко в «Метрополитен-опере» было объявлено еще год назад, и никакой дополнительной рекламы не потребовалось – билеты были раскуплены еще в марте 2015 года.

«Из России с любовью» — под таким названием был обозначен в расписании «Метрополитен-оперы» этот сольный концерт, прошедший вчера с абсолютным триумфом. Программа была составлена из романсов, арий и серенад П. Чайковского, Н. Римского-Корсакова и С. Рахманинова.

 

Народная артистка России Анна Нетребко выходила на сцену «Метрополитен-оперы» более 150-и раз, трижды подряд открывая сезон площадки. В этом сезоне Нетребко исполняет главную партию в опере «Манон Леско» и партию Татьяны в опере «Евгений Онегин». В целом же гастрольный график Нетребко охватывает еще и практически все европейские страны, и это интервью было записано с ней в итальянском Милане.

Излишняя болтливость не только не украшает, но и создает проблемы: стоя с букетом у главного входа в миланскую Ла Скалу, я не делал особого секрета из того, что ожидаю Анну Нетребко. Жители северной столицы Италии и многочисленные туристы, заразившиеся итальянской экспрессией и в изобилии сновавшие по прилегающей к знаменитому оперному театру площади, то и дело спрашивали – с кем у меня предстоит свидание. И в какой-то момент, когда оперная дива уже подошла к знаменитым колоннам, я ощутил себя ефрейтором Костей Збруевым из популярного советского фильма, потерявшего в толпе почитателей одну из своих потенциальных невест, актрису по профессии: сотни людей окружили Нетребко, стали аплодировать ей, просить автографы. Но, судя по всему, певица, направлявшаяся в тот день на генеральную репетицию «Дон Жуана» в постановке маэстро Даниэля Баренбойма, неплохо ориентируется в хитросплетении улочек центра Милана: вырвавшись из столпотворения, цокая каблучками, она быстро скрылась в одном из переулков. В итоге, мы оказались в одном из маленьких кафе, где, как оказалось, пристрастия синьоры Анны, свободно говорящей на итальянском, официанты прекрасно знали – черный кофе определенного сорта. «Вообще-то я больше люблю один из сортов кофе, который продают на развес в американском «Старбаксе». – призналась она, — Когда приезжаю в Нью-Йорк, первым делом покупаю пакетик-другой и варю дома».

 

— Анна, вы, покорившая лучшие оперные сцены мира, должно быть, без особого пиетета и особого волнения готовитесь к выступлению в Ла Скала?

— Ну что вы! Ла Скала – один из лучших оперных театров в мире. Да, многое в его своеобразной внутренней политике изменилось. Например, певцы не обязательно должны быть итальянцами, даже наоборот – чем больше иностранцев, тем лучше. Кстати, все больше русских. Лично я привыкла к интернациональным составам трупп. Все так же Ла Скала остается амбициозной. Быть может, и за счет своих размеров, ведь она по площади больше того же Большого театра – и сцена огромней, и зал вместительнее, плюс, сложная акустика – не всякий голос здесь прозвучит. Только обладатель хорошего голоса, идеальной вокальной техники сможет сделать так, чтобы его, стоящего на сцене, услышали в этом зале.

 

— Некоторые российские поп-звезды, наверняка, с удивлением посмотрят на вас и предложат решить все возможные на сцене проблемы при помощи фонограммы…

— В оперном мире под фонограмму никто не поет. Опера – это опера. Мы и микрофонами-то почти не пользуемся, только при выступлениях в суперогромных залах или на открытом воздухе.

 

— Почему в России мало выступаете?

— К моему сожалению. Просто это сложно организовать. В России в почете концерты, которые организуются, как правило, в последний момент. А вот как здесь, в Ла Скала масштабная постановка пока невозможна ни в Москве ни в  Санкт-Петербурге. И Большой, и Мариинский – театры репертуарные, все репертуарные планы уже давно известны, детали отработаны, одна репетиция – и выход на сцену. А так, чтобы совсем новое, что никогда еще не ставилось в России, – «Манон», «Анна Болейн» — увы, ни в планах, ни на афишах.

 

— В Италию вы прилетели из Нью-Йорка, где выступали в «Метрополитен-опера». Как принял вас Город Большого Яблока в этот раз?

— В Нью-Йорке, как в Милане, считают за честь выступить самые лучшие певцы и музыканты. На мой взгляд, «Метрополитен-опера» — одна из лучших в мире оперных сцен. Да, там крутятся большие деньги, что дает возможность ставить роскошные и грандиозные спектакли.

 

— Русский Нью-Йорк многообразен. Ваша персона стала там своеобразным противовесом нашумевшему было, но быстро почившему в бозе реалити-шоу «Русские матрешки». Противники этой телепрограммы говорили: русский Нью-Йорк – это совсем не накачанные силиконом девицы с Брайтон-бич, это еще и Анна Нетребко…

— Да, я – русская. Но, пожалуй, русская интернациональная. Кстати, ни разу не была на Брайтоне. Очень хочу туда поехать и наесться до отвала тамошних знаменитых пирожков. И икры баклажанной купить. В Нью-Йорке я часто устраиваю вечера русской кухни – сама готовлю, и все мои друзья сходят с ума, облизывая пальцы. Что готовлю? Кубанский борщ. Не со свеклой, а со всем остальным! Салат «оливье», конечно, блинчики с мясом, котлетки. Я очень люблю готовить.

 

— Дома, как и на сцене, предпочитаете исполнять главную партию?

— Ни дома, ни на сцене у меня нет никаких проблем, чтобы делиться с кем-то. Уже хотя бы потому, что свое я все равно возьму. А если не возьму, значит, не дано. Философски подхожу к этому вопросу. Тем людям, которые хотят безраздельно царить и царствовать, живется трудно, поскольку в жизни так не бывает. Такая ли я? Я не такая… Взять, например, «Дон Жуана» в постановке Баренбойма. Это ансамблевая опера, у меня не главная партия – там шесть главных персонажей. И ничего – делимся. Только вот не цветами от зрителей. Просто потому, что цветы дарят лишь в России, в остальных странах такой традиции нет. Мне вообще работать в коллективе или в дуэте интересней, ведь происходит не только обмен опытом, но еще и взаимообмен энергией.

 

— Другие предложения из других сфер искусства – кино, театра, эстрады – рассматриваете?

— И кино, и театр – это другой мир, другая профессия. Хотя, если бы какой-то кинорежиссер учел мой опыт работы на оперной сцене и попробовал бы перенести его на киноэкран, то, пожалуй, я бы подумала… Эстрада? Нет, после оперы петь на эстрадной сцене мне неинтересно. Да, я спела дуэтом с Филиппом Киркоровым. У нас с ним прекрасные отношения, мы часто перезваниваемся, он вечно пытается меня куда-нибудь вытащить, снова спеть, но из-за напряженного гастрольного графика пока не получается.

 

— Участие в различных постановках обеспечивает вам перенос из одного времени в другое. В какой эпохе вам хотелось бы задержаться?

— Когда я была маленькой, то хотела жить во времена трех мушкетеров. Наверное, и это тоже предопределило выбор моей профессии. Да, мне не нужна машина времени: чуть ли не каждый день я в новом костюме, в новых декорациях, в новой эпохе. А концерты дают возможность появляться на сцене еще и в дизайнерских нарядах. Самый запомнившийся концерт – выступление в немецком Баден-Бадене, в 2007 году. Тогда я не только спела, но и, сбросив туфли, станцевала. Прошло уже столько лет, а на каждом концерте – вижу по глазам – от меня все ждут, чтобы я повторила этот номер снова…

 

— Образ русской красавицы почти всегда ассоциируется с блондинками. Вы же – жгучая брюнетка…

— Я красавицей себя не считаю, хотя за границей мне говорят, что я даже очень ничего. В России мой тип, увы, почему-то к разряду красавиц не относят. Опять же в России худышек любят, а я – пышненькая. Не во вкусе я русских мужчин? Ну и ладно… Главное, что муж меня любит!

 

Алексей ОСИПОВ